Supreme продал долю The Carlyle Group

Эта неделя, по праву выдалась наиболее интенсивной для Supreme. 7 октября 2017 г. помните это число.

Приступим с того, что в данный день Supreme устроил, как минимум, 2 большие коллаборация с Stone Island и запуск магазина в Бруклине и приуроченное к данному Box Logo.

Однако эти анонсы попросту ничто, по сопоставлению с тем, что вы в скором времени узнаете, они элементарно блекнут пред тем, что практически пару часов назад заявил создатель Supreme, Джеймс Джеббиа.

Джеймс Джеббия публично удостоверил продажу части Supreme инвестиционному фонду The Carlyle Group. Мы не имеем понятия, пойдёт ли это бренду на пользу или нет. У каждой медали есть 2 стороны, верно ведь?

Когда что-то совсем «многоденежное» (активы инвестиционного фонда, какой купил долю Supreme, равноправны 147 миллиардов $) приходит в комфортное гнездышко, где имеется собственные взгляды на вещи, устои, традиции -начинается абсолютный кошмар. Дать примеры сходу не могу, однако если поразмыслить, то 1-ая мысль это наверное история Mail.Ru Group с ВКонтакте и все их «нововведения». Если прочертить линии, то непроизвольно задаешься вопросом: «Неуж-то Supreme перевоплотиться в относительную Zara?»

Теперь, как и говорил, 2-ая часть медали. Сам же Джеймс Джеббиа никак не единожды затрагивал, что наличие «вторичного» рынка это нехорошо для Supreme, сообщал, что ресселеры препятствуют стать Supreme доступной одеждой. Сейчас поставьте себя на месте разработчика по-истинному культового бренда. Как бы вы себя повели на его месте? Не пошли бы на сделку ? Отстаивали бы собственные принципы? Это как минимум смешно.